Главная > Почему третья киргизская революция не похожа ни на одну из украинских

Почему третья киргизская революция не похожа ни на одну из украинских

18.11.2021

Кыргызстан среди центральноазиатских постсоветских республик считается некой «Украиной». Во времена независимости, которая на неделю моложе нашей (объявлена ​​31 августа 1991 г.) на территории страны фактически произошло уже три революции. Итогом первых двух стала отставка президентов Аскара Акаева (в настоящее время живет в России) и Курманбека Бакиева (живет в Беларуси).

Третья, последняя на данный момент революция была вызвана недовольством результатов недавних парламентских выборов и может привести к тому, что и действующий президент Сооронбай Жеенбеков уйдет со своего поста. Как сообщают Новости бишкека, координационный совет киргизской оппозиции не исключил, что предложит ему добровольно сложить полномочия, а киргизский парламент может рассмотреть вопрос о его импичменте.

Интересно, что Жеенбекова поддерживал на выборах предыдущий глава страны Алмазбек Атамбаев, считая его «своим человеком». Жеенбеков же отправил его в тюрьму по обвинению в коррупции. Кадры с осадой и штурмом киргизскими силовиками имения Атамбаева и его последующим арестом в августе прошлого года видел весь мир. Благодаря нынешним народным протестам Атамбаев был уволен из СИЗО. Адвокат Атамбаева уже заявил, что экс-президент и другие киргизские оппозиционные лидеры были уволены на основании решения суда, который перевел их под домашний арест. Какой именно суд это сделал, не сообщается, но с учетом того, что события в Кыргызстане развиваются головокружительно, и органы власти, еще вчера легитимные, сегодня перестают быть такими, это естественно.

В настоящее время главное требование протестующих – отмена ЦИК итогов воскресных парламентских выборов – выполнено. Далее сработал «принцип домино»: один за другим покинули свои должности губернаторы (ушли 4 из 7), мэр столицы Бишкека и глава Гостелерадио. Протестующие избрали нового мэра столицы, в котором для охраны общественного порядка создали народные дружины. Все это, начиная с активных акций протеста в Бишкеке (в ходе которых, по официальным сообщениям, погиб один человек и несколько сотен были ранены), произошло фактически в прямом эфире.

Интерпретация событий была разной. Соседние страны (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Китай) считают Кыргызстан нарушителем спокойствия и традиционных местных политических ценностей. Россия, по словам депутата Госдумы Михаила Шеремета (он был наблюдателем на выборах), «считает, что массовые протесты — это попытка совершить координируемую извне «цветную революцию», а внешние силы пытаются вмешаться в демократические процессы, происходящие на территории наших ближайших соседей. и союзников». По мнению Шеремета, «выборы прошли очень демократично и цивилизованно. Все участки были оборудованы электронными комплексами обработки избирательных бюллетеней, что полностью исключает попытки фальсификаций».

Примечательно, что глава наблюдательной миссии ОБСЕ в Кыргызстане Томас Бозеруп также заявил, что выборы «в целом были хорошо организованы».

Мировая реакция на эти события достаточно вялая. Украина, с которой сравнивают бурный Кыргызстан, пока отмалчивается и собственной позиции не сформировала. Также, напомню, было и с выборами в Беларуси, где Киев долгое время держал паузу, призывая к переговорам конфликтующие стороны. И только позже, когда ЕС заявил, что не признает Александра Лукашенко президентом, и ввел санкции против белорусских чиновников (но не против него лично — это, кстати, обычная международная правовая практика), Киев решил называть его без должности.

Беларусь в ответ решила «титровать» Украину и страны Балтии на своих официальных телеканалах «бывшими советскими республиками». А те, кто уже больше месяца на постсоветском (и не только) пространстве наблюдает за «протестной колыбельной» в Беларусь, сравнивают ее только с одной молниеносной ночью в Кыргызстане.

Сравнение, конечно, не в пользу Беларуси. Однако оно ясно показывает нам главный фактор подобной «молниеносности» — лояльность силовиков. У Лукашенко она есть. У Жеенбекова ее нет. И хотя последний говорит, что именно он «приказал силовым органам не открывать огонь и не проливать кровь, чтобы не подвергать опасности жизни ни одного гражданина», ему не особо верят. Хотя бы потому, что в течение предыдущих двух «майданов» киргизские правоохранители в лучшем случае переходили на сторону протестующих, а в худшем переодевались в гражданское и просто прятались.

Также действовали и оппозиционеры, которые приходили к власти в Кыргызстане на волне протестов против коррупции и произвола чиновников. Через некоторое время они уже «переодевались» в одежду предшественников и уже их сносила очередная волна протестов.